Екатерина Васильева-Островская (vasilek) wrote,
Екатерина Васильева-Островская
vasilek

Эх, народ, народ

Если не ошибаюсь, со сказкой Салтыкова-Щедрина "о том, как один мужик двух генералов прокормил", меня впервые познакомил журнал "Весёлые картинки". Там было что-то вроде комикса с колоритными генералами в ночных рубашках, устроившимися на необитаемом острове под пальмой. Потом мы, кажется, проходили этот рассказ в начальной школе. И вот на днях я снова решила его перечитать, ни на что особенно не надеясь. Оказалось, однако, что и теперь из этого текста можно извлечь кое-что поучительное!

Во-первых, стало понятно, что Щедрин проводит со своими генералами своего рода научно-метафизический эксперимент, помещая их в ситуацию, очищенную от каких-либо общественных отношений, то есть буквально в рай, где им предоставляется возможность начать всё с чистого листа. Причём оба генерала выступают тут в роли Адама и Евы, так как безусловно образуют своего рода пару (разумеется, как и положено в раю, строго платоническую!), почивая в одной постели, проводя друг с другом часы досуга за чтением "Московских ведомостей" и время от времени устраивая семейные ссоры. Правда, даже нехитрый райский быт, где яблоки можно срывать с деревьев в любых количествах, а рыбу доставать из воды чуть ли не голыми руками, оказывается для них слишком тяжёлым, что в итоге и приводит обоих к грехопадению - по-старинке, через вкушение плода, сорванного руками мужика, самим своим присутствием соблазняющего генералов на то, чтобы воспользоваться бесплатной и покорной рабочей силой. Итак, не успев насладиться равенством и братством, генералы с мужиком окунаются в систему беззастенчивой эксплуатации человека человеком. Неудивительно, что построенный мужиком корабль вскоре переносит их из океана прямо в Неву, а потом, по каналам в их родную Подьяческую улицу. Путь из утопического рая в феодально-капиталистический ад завершается на удивление лёгко и быстро.

Любопытно, что образ мужика у Салтыкова-Щедрина довольно оптимистический, если сравнить, например, с Гончаровым, у которого крестьяне ничуть не менее, а, может быть, даже ещё более инертны, чем их флегматичные господа. Проявлять чудеса трудолюбия и сноровки в Обломовке никто не торопится, даже получая "сверху" строгие приказы. А уж о самопожертвовании и говорить нечего! Так что шансы преуспеть на необитаемом острове у героев Гончарова достаточно малы.

Кстати, хоть Щедрин и имитирует сказочный стиль, народной сказки с похожим сюжетом, конечно, существовать не могло. Бытовые сказки обычно переворачивают реальные иерархии, оставляя угнетателей с носом, а мужика, напротив, наделяя острым умом, позволяющим ему обхитрить "начальство". В этом великая карнавальная отдушина, которую оставляет народу фольклор! Салтыков же нарочно лишает народ этого утешения, закрепляя в финале статус-кво вопиющей несправедливости и намекая таким образом, что решение проблемы лежит за рамками повествования - в реальном (революционном) действии. Наверное поэтому до сих пор, когда читаю Щедрина (не только это произведение, но и другие), чувствую себя немного как на необитаемом острове из журнала "Весёлые картинки", где текст - это только маленький кусочек суши, а вокруг него океан того, на что он намекает.
Tags: литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments