Екатерина Васильева-Островская (vasilek) wrote,
Екатерина Васильева-Островская
vasilek

Археология чувств

Вчера в берлинском кинотеатре "Крокодил", специализирующемся на фильмах с восточно-европейским уклоном, посмотрели с shaherezada фильм Шахназарова "Исчезнувшая империя". Сразу после сеанса мы отнеслись к нему довольно сдержанно, но, подумав, я решила, что он мне всё же понравился больше, чем показалось сначала. Вообще, это само по себе очень интересная вещь - снять фильм о 1970-х с точки зрения сегодняшнего дня, то есть показать в нём те стороны позднесоветской действительности, которые в фильмах и других визуальных документах того времени отсутствовали, но тем не менее из личного опыта были, наверняка, знакомы каждому. Реконструкция исторической памяти. Своего рода археологическая работа, на что и намекает Шахназаров, сделав одну из ключевых фигур знаменитым профессором археологии, откопавшим когда-то в Средней Азии занесённый песком "Город Ветров". Именно этот археолог (дедушка главного героя Серёжи), кстати, единственный, кто в фильме сосредоточенно реципирует официальную пропаганду (речь Брежнева по телевизору) - как будто заранее предвидя время, когда она станет "историческим раритетом".

Правда, именно по поводу археологической работы режиссёра у нас вчера возникли некоторые сомнения. Достаточно ли точно ему удалось передать то время? Перед нами история взросления и любви, которая в основных своих коллизиях могла иметь место в любое время и в любой стране. Возникает вопрос: что здесь советского и тем более позднесоветского? Я думаю, что дело тут в деталях, к которым Шахназаров, как всегда, очень внимателен. Например, сцена в парке, когда Серёжа пытается купить у фарцовщика пластинку "Роллинг Стоунз". Неожиданно в парк, превращённый в "чёрный рынок", подруливает милиция. Однако вместо ожидаемой современный зрителем массовой облавы и конфискации товара, милиционер что-то бубнит в мегафон, а сами фарцовщики лениво разбегаются. Империя ещё не пала, но уже заметно сдаёт свои позиции, не пытаясь уже даже всерьёз покарать неугодных... То же самое относится к сценам в институте, где преподаватель истории партии хорошо поставленным голосом уверяет, что он рассказывает "важные и интересные вещи", однако, чтобы удержать студентов на своих местах, всегда имеет в кармане намного более эффективный аргумент - угрозу провала на экзамене. Прекрасен также эпизод на лекции по древне-русской литературе, когда речь преподавательницы, заученно цитирующей фрагменты былин и в то же время в ужасе взирающей на завалившуюся под парты парочку, как бы отделяется от неё и начинает существовать сам по себе, наглядно иллюстрируя отчуждение индивидуума от его официальной роли и бессилия идеологии перед съезжающей с накатанных рельс реальностью.

Интересно, что фильм снят без использования специального саундтрека, то есть мы слышим только ту музыку, которую слушают (и играют) герои по ходу действия. С одной стороны, этот приём, конечно, даёт "эффект присутствия", но с другой, честно говоря, не очень хорошо сочетается с подчёркнуто постановочной манерой Шахназарова. То есть возникает диссонанс между "естественностью" пространства и "инсценированностью" диалогов, из-за чего местами создаётся ощущение "сырого" материала.

Больше всего вопросов у нас с shaherezada вчера вызвала концовка - маленький эпизод, действие которого происходит 30 лет спустя, то есть уже практически в настоящем. Крушение империи и его последствия остались за кадром. Единственное, что мы видим - это постаревшее лицо одного из приятелей Серёжи - Стёпы, который рассказывает о себе какие-то банальные вещи. Но теперь я, кажется, поняла: дело не в биографии Стёпы (в которой действительно не обнаруживается ничего трагического или эпохального), а именно в самом этом лице, которое и предстаёт перед нами как руина. Руина империи. Империи молодости, закат которой для героев значит намного больше, чем крушение Советского Союза. И в этом смысле я должна согласиться с shaherezada, которая предложила рассматривать весь фильм в рамках топоса Ванитас (преходящести всего сущего). И действительно, осыпается не только идеологический фасад, но и сами герои неизбежно и последовательно разрушают самих себя (драка и разбитые физиономии - один из лейтмотивов фильма). Жизнь как перманентное разрушение, развитие как деградация, ностальгия как археологический проект...
Subscribe

  • Соблазн отца Сергия

    Удивительно, что в 1917 г. в России не только делались революции, но и снимались фильмы, да ещё такие, как „Отец Сергий“ Протазанова. Считается,…

  • Дамы приглашают кавалеров

    Как любая хорошая экранизация, „Пиковая дама“ (1916) Протазанова предлагает не просто иллюстрацию, а интерпретацию текста. Хотя отдельные эпизоды…

  • Опиум для народа

    Во время просмотра немого шедевра "Broken Blossoms" (1919) легендарного Дэвида Гриффита не могла отделаться от мысли, что на экране какая-то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Соблазн отца Сергия

    Удивительно, что в 1917 г. в России не только делались революции, но и снимались фильмы, да ещё такие, как „Отец Сергий“ Протазанова. Считается,…

  • Дамы приглашают кавалеров

    Как любая хорошая экранизация, „Пиковая дама“ (1916) Протазанова предлагает не просто иллюстрацию, а интерпретацию текста. Хотя отдельные эпизоды…

  • Опиум для народа

    Во время просмотра немого шедевра "Broken Blossoms" (1919) легендарного Дэвида Гриффита не могла отделаться от мысли, что на экране какая-то…